On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
Внимание! Позиция Участников Форума может значительно отличаться от официальной позиции Движения Реалистической зоозащиты, представленной на Официальном сайте Движения http://www.real-ap.ru/

АвторСообщение
kmet





Сообщение: 457
Зарегистрирован: 27.01.10
Откуда: Белоруссия, Гомель
ссылка на сообщение  Отправлено: 30.06.10 19:26. Заголовок: Немного позитива о животных в городах, природоохране и не только


Гаражные кооперативы № 10 и № 11 Бобруйска расположены в очень низком месте, рядом образовались целые озера.

Но если для людей это дополнительные сложности, то для водоплавающих — сплошное удобство! Неудивительно, что здесь можно увидеть диких уток, чаек и даже лебедей. Одна пара белоснежных красавцев прилетает сюда уже несколько лет подряд и в этом году даже вывела шестерых птенцов. Работники ГСК подкармливают семейство, а заодно и присматривают за птицами, чтобы никто ненароком их не обидел.
http://www.respublika.info/5030/region/article40403/
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Скворцы прилетели
Евгения БЕРЕЗЮК, «Р»

Дом жителя деревни Козлы Василия Виличинского — достопримечательность всего Сенненского района. Едут в эту глушь молодожены из райцентра — сфотографироваться на память на фоне десятков скворечен и получить напутствие доброго человека. Найти эту хатку несложно — идти нужно на птичий щебет.

— Сидел мой Вася вчера и плакал — улетели скворцы, только две пары остались. Вернутся, когда придет время откладывать яйца, — встречала меня на пороге хаты Галина Виличинская.

Вдоль дороги около этого дома стоят в два ряда 52 скворечника. Все они — творение рук Василия Виличинского. Когда интересуются, зачем ему нужен этот пернатый десант, отвечает просто — для души. Да и польза какая-никакая — уничтожают личинки и всяческих вредителей.

— Мне фермеры скворечни заказывают, как-то витебский дом престарелых двадцать штук попросил. Потом лежачие пенсионеры рассказывали, что, когда весна пришла, они по очереди у окна кровати ставили, чтобы наблюдать за птицами. Говорили, юность вспоминается, — рассказывает Василий Виличинский.

Восьмидесятилетний Василий Леонтьевич — личность неординарная и на весь район известная. Любит рассказывать, как в молодости побывал на целине, во всех пятнадцати советских республиках, потом работал в Витебске шофером. Несколько лет назад переехал из областного центра в родную деревню, подальше от городской суеты. С тех пор и стали появляться у дороги скворечники. За эти годы около дома поселились скворцы, трясогузки, соловьи, зимой обосновываются снегири, жил даже аист.

Тому, что из всей живности пенсионер отдает предпочтение пернатым, есть причина. Рассказывает, что однажды птичка его спасла.

— Я наш лес знаю как свои пять пальцев. Но есть там одно место, где все люди плутают. Как заколдованное! И я однажды заблудился, ходил по кругу. Думаю, ну все, в лесу придется ночевать. У меня всегда топор за поясом, но все равно не по себе — тут же водятся и волки, и медведи, и рыси. Гляжу: пеночка около ног присела, чирикает и на меня смотрит. Я за ней — так и вышел к деревне. Но что самое интересное, и односельчане наши рассказывали, что их эта птичка тоже из леса выводила!

А со скворцами у Виличинских отношения особые: в их скворечниках эти птицы селятся, высиживают птенцов, а потом сюда же прилетают умирать.

— Порой идешь — то тут тельце лежит, то там. Собираем их и потом хороним, — вздыхает Галина Виличинская.

Эту семейную пару некоторые называют чудаковатой. Например, когда около здешней речушки исчезли зеленые лягушки, Виличинские поехали на соседний водоем и привезли их оттуда на развод.

— Просто я, дочка, природу люблю и жить без нее не могу. Зимой, когда делать нечего, беру с собой хлеба и картошки и ухожу на целый день в лес. Я себе там полати сделал: костер разведу и лежу, книжку читаю, — объясняет пенсионер.

Односельчане нашли Василию Леонтьевичу «применение» — предсказывать погоду. Вот уже несколько лет он ведет специальный календарь, где ежедневно записывает свои наблюдения.

— Я по девятнадцать-двадцать часов на улице нахожусь, все подмечаю. Чтобы погоду предсказывать, нужно смотреть за букашечками, куда какая птица летит, как цветы пахнут. Можно предсказывать по солнцу, ветру, звездам, луне. Но если сомневаюсь, то сажусь на велосипед и еду в лес к муравейнику — мурашки не обманут, — делится Василий Леонтьевич.

От любопытного взора пенсионера никакие природные изменения не ускользают. Например, сейчас Василий Виличинский уверен, что обнаружил новый вид змеи.

— Я такого чуда до этого не видал. За нашей сажалкой напоролся на змею фиолетового цвета! Не поверил своим глазам, взял рогатину и выследил ее. Смотрю — действительно фиолетовая, глаза серые и очень большие и голова не круглая, а как бы многогранная, — удивляется Василий Виличинский.

— Я бы ему не поверила, если бы сама ее не увидела, — рассказывает Галина Ивановна. — Пошла в малину, там у нас через лес делянка. Шла по тропинке и оторопела — змея, именно такая, как он описывал! Идет важно, голову вверх держит прямо, как кобра. Что за она — неизвестно. Страшно! Хоть бы экологи сюда приехали ее изучили.

В большой город за пенсией Василий Виличинский выезжает всего раз в несколько месяцев. Говорит, нечего ему там делать. Тем более не исполнена пока его нынешняя мечта — довести количество своего хозяйства до сотни скворечников.
http://www.respublika.info/5025/society/article40194/ (есть фото)

-------------------------------------------

Один белый, другой… белый
Лилия НОВИЦКАЯ, «Р»

Два маленьких белых скворца подрастают в скворечнике, который несколько лет назад установила рядом со своим балконом гродненская семья Москалевых. Птички-альбиносы вылупились из яиц недавно.

Случай сам по себе крайне редкий и даже, можно сказать, уникальный для Беларуси. Так считает руководитель Гродненского отделения общественного объединения «Ахова птушак Бацькаўшчыны» Дмитрий Винчевский. Дело в том, что альбиносики родились у совершенно нормальных черных по цвету родителей. Причем сразу двое. Кстати, их третий птенец, как и положено, черный. Он уже вылетел из гнезда. А белых птичек хозяйка скворечника поместила в корзинке у себя на балконе. Родители их не бросили и регулярно приносят пищу.

В будущем Москалевы собираются передать редких птиц в Гродненский зоопарк. Если же этого не случится, скворцы-альбиносы будут окольцованы, чтобы ученые смогли следить за их судьбой.
http://www.respublika.info/5025/interesting/article40219/ (есть фото)


------------------------------

Океан Ельни
Текст: Михаил КУЧКО, «Р», фото: Александр ТОЛОЧКО, «Р»

Почему, глядя на мир, непременно нужно удивляться

Что такое Ельня, чисто теоретически я знал. Щелкнул пару раз мышкой — и, пожалуйста, вот она, информация. Гласящая, что гидрологический заказник республиканского значения «Ельня» — это не-освоенное верховое болото общей площадью 25,3 тысячи гектаров, образовавшееся на месте озера у реки Дисны. Водно-болотные эти угодья, а их, между прочим, называют легкими Европы, восемь лет назад получили статус международного значения, так называемой рамсаарской территории. Озер в заказнике целых тридцать пять, живут и гнездятся здесь редкие «краснокнижные» виды пернатых, флора здешняя также почти сплошь «краснокнижная» и так далее. Плюс еще один штрих – после того как священник Николай Рундо рассказал мне, как во время блокады фашисты расправлялись здесь с мирными жителями, Ельнинское болото стало почему-то ассоциироваться у меня с героиней культового фильма «А зори здесь тихие» Лизой Бричкиной – она, если помните, в жуткой болотной трясине и утонула.

Поэтому, когда директор заказника Петр Боголей, вызвавшийся быть нашим провожатым в коротком путешествии по болоту, стал извлекать из багажника «Нивы» сапоги-болотники, непромокаемые куртки и баллончики с репеллентами, стало ясно, что избежать знакомства с «чертовыми окнами», от души надышаться болотными миазмами и испарениями, вдоволь попоить своей кровушкой комаров, вряд ли удастся. Петр Иванович, невысокий, с несмываемым загаром на лице мужчина, наши опасения развеивать никак не собирался, лишь улыбался загадочно в густые черные усы.

Комар здесь действительно оказался лютым. Едва мы ступили под сень густого ельника, через который лежал путь к болоту, как он тут же зазвенел, завыл, запел, загудел на разные голоса, безошибочно отыскивая на теле места, куда репеллент не попал. Мы с коллегой, беспорядочно отмахиваясь, ломанули было по лесу, как лоси по кукурузе, так бы по нему и промчались, ничего не увидев, если бы не Петр Иванович.

— Тихо, мальцы. Смотрите сюда.

Мы до рези в глазах всматриваемся в густую траву, ничего в ней не видим, а Петр Иванович, досадливо покрутив головой (ох уж мне эти горожане!), делает шаг вперед и извлекает из травы настоящее чудо – маленького серенького… детеныша европейской косули. Малыш сначала дрожит от страха, а потом, чуть освоившись в руках человека, робко подает голосок, зовет, никак, потерявшуюся мамку. Та, слышим через мгновение, встревоженно отзывается из ближайших кустов, и мы после короткой фотосессии ребеночка к ней отпускаем. Пустячок вроде, а на душе как-то посветлело, а руки по-прежнему чувствуют тепло маленького дрожащего комочка.

Похоже, нечаянная эта встреча стала для нас хорошим предзнаменованием, потому что именно после нее все наши страхи улетучились, а болото, по которому мы с некоторой пока опаской сделали первые шаги, оказалось не таким страшным, как его малюют. Да, сыро, да вода, но если ступать вслед Петру Боголею, то и в сапоги ее не наберешь, а возникающий иногда легкий «зыбун» под ногами как-то даже не пугает. Комаров, прочей болотной нечисти нет и в помине, воздух так свеж и чист, что виски ломит. И фантастической красоты пейзаж вокруг – мшистая поверхность, редкие силуэты деревьев и белый-белый ковер цветущей пушицы альпийской. На бледно-зеленых кочках щедро рассыпана и прошлогодняя еще клюква и уже зацветает новая – мелкие, с фиолетовым отливом ее цветочки я, честно говоря, вижу впервые в жизни. И росянку, хищное растение, которое приманивает насекомых клейкой пахучей жидкостью, что капельками блестит на кончиках листочка, тоже бы не увидел, если бы Петр Иванович не показал — нет, увы, у человека урбанизированного привычки смотреть на мир, под ноги, в том числе широко раскрытыми глазами.

Еще пару таких штрихов, когда интересные открытия сыплются на тебя как из рога изобилия и ты понимаешь, как же нам повезло с сопровождением. Петр Иванович не живет, хотя, случается, неделями с него не вылезает, на болоте, он живет болотом. Знает не то что каждый его уголок на двухстах с чем-то гектарах, знает все 192 вида сосудистых и 134 вида травянистых растений, все 50 видов лишайников и 24 – мхов и, я так подозреваю, сможет без проблем классифицировать по всем 149 видам даже мотыльков. Слушаешь же его разинув рот, потому что уз-наешь вещи, которые так никогда и не узнал бы. Вот почему, к примеру, это болото называется верховым? А потому, что возникло оно не во впадине, а возвышается этаким двойным куполом над поверхностью земли на целых восемь метров. Строительный материал купола – все, что росло здесь последние десять тысяч лет и постепенно превратилось в торф. И тоже ведь непросто превратилось – болото поглощает углекислый газ (кстати, гектар болота делает это с интенсивностью в пять раз больше, чем гектар леса), который и участвует в создании торфа. А он в свою очередь покрыт густым слоем мха-сфагнума, который влагу держит, как губка, — если же мох содрать, уничтожить, торф минерализуется, высыхает и человек получает пороховую бочку огромных размеров, которая если рванет, то мало не покажется.

— Повторяю для вас вопрос, который был однажды задан знатокам в передаче «Что? Где? Когда?»: откуда брали воду моряки, отправляясь в плавание? Время пошло, — интригует в конце своей импровизированной лекции Петр Боголей.

Через минуту мы признаемся в позорном своем невежестве, а Петр Иванович раскрывает секрет: брали из… болота.

— Болото – это мох. Мох – это сфагнум. Сфагнум – это антисептик, — выстраивает совсем, как оказалось, простую логическую цепочку директор. – А в озерах вода хоть и темная, но очень чистая. Мягкая, практически без солей – здешний окунь, а экземпляры есть будь здоров, чистится поэтому так же легко, как плотва. Водой этой не напьешься; если идешь на болото в долгий поход, для утоления жажды лучше взять соленый огурец.

Так, в интересных беседах и поминутных охах по поводу очередных открытий мы вышли на берег озера Купистое. Почему оно так называется, понять нетрудно: водная гладь сплошь усеяна небольшими островками (купінами, калі па-беларуску). На каждом практически – деревцо, а на нем – гнездо. Здесь – царство птиц. Глядя в бинокль, Петр Иванович только успевает перечислять то, что увидел: чайка сизая, чайка серебристая, хохлатая чернять, гаршнеп, кроншнеп, кулики и чирки…

— Жалко, чернозобой гагары не видно. Редчайшая, скрытная и очень интересная птица — ходить не умеет, только летает. В послегнездовой период именно здесь концентрируются гусь-гуменник, свиязь, трескунок, шилохвость, крохали и исчезающая с лица планеты пискулька. А серого журавля осенью, перед отлетом, здесь бывает до 2—3 тысяч особей.

Да, позволю себе перефразировать классика: глядя на Ельню, нельзя не удивляться – такого биоразнообразия, таких, по научному выражаясь, биотопов, характерных, к слову, для тундры (недаром, кроме традиционной брусники и клюквы, здесь растет еще и морошка), вряд ли где увидишь.

Мы видим, мы удивляемся. И удивляемся еще больше, когда Петр Иванович ошарашивает нас заявлением о том, что ходим-то по болоту с явными признаками деградации. Оказывается, в 2002-м, а потом и в 2006 году здесь прокатились опустошительные пожары – обгоревшие деревья, которые мы видим во множестве, тому свидетельство. Пожары эти, как и все остальные, от рук человеческих пошли. Вероятнее всего, от кем-то брошенной спички. Но она в этой ситуации лишь следствие, причина значительно глубже, корнями своими уходит в глубь десятилетий. В тридцатые годы прошлого века через все болото был проложен канал, соединивший все озера и ливший воду на многочисленные тогдашние мельницы. Их давно нет, канал остался и ежесекундно выкачивает из болота до… 200 литров воды. Сколько ее за эти годы ушло, подсчитать трудно, но уровень воды на болоте понизился очень даже заметно. Дальше все просто – высохший, поросший смолистым вереском мох, та самая спичка и все…

К счастью, для Ельни все должно закончиться хорошо, план ее спасения разработан, солидные деньги под это выделяют структуры ООН и Евросою-за. В принципе, все просто – канал перегораживается плотиной, уровень воды поднимается, восстанавливается гидрологический режим, и болото оживает – исчезают тот самый верес и кукушкин лен, березки, которым, оказывается, здесь совсем не место. Таких плотин уже построено, и добровольцами-волонтерами, и мелиораторами, немало, строятся они сейчас, будут строиться в будущем. А это в конечном итоге значит, что огромный, неповторимый по красоте и населенности океан (а болота в мире называют пятым океаном) по имени Ельня будет спасен и любоваться им смогут и те, кто будет после нас.

Р.S. А день наш как с чуда начался, так чудом и закончился – в лесу уже чуть ли не прямо в руки Петру Боголею свалился… совенок.
http://www.respublika.info/5023/special%20report/article40122/ (куча красивых фото)

"Калi тваё у небяспецы каханне, гонар, свабода, песня твая - скрыпка заграе у асеннiм тумане, скрыпка надзеi, скрыпка спаткання, ветру, шыпшыны i салауя..."
У.Караткевiч
Спасибо: 1 
Профиль
Ответов - 1 [только новые]


Лисиц
moderator




Сообщение: 907
Зарегистрирован: 08.07.08
Откуда: Москва
ссылка на сообщение  Отправлено: 11.07.10 19:31. Заголовок: ­Общий раздел?..


*PRIVAT*

Спасибо: 0 
Профиль
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 3
Права: смайлы да, картинки да, шрифты да, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет